ФЭНДОМ


Описторхоз (болезнь Виноградова) – пероральный биогельминтоз, природно очаговая инвазия.[1]

Относится к числу наиболее распространенных биогельминтозов человека и представляет собой одну из важнейших проблем патологии человека в целом.[2]

Этиология Править

Возбудители – Орisthorchis felineus (кошачья или сибирская двуустка), в тропических зонах распространен Орisthorchis viverrini. Мелкие трематоды, размерами (4–13) × 3,5 мм и (5,4–10) × (0,8–1,9) мм соответственно. Яйца мелкие – (0,11–0,019) × (0,023–0,034) мм, имеют крышечку.[1]

Эпидемиология Править

Окончательные хозяева паразитов и источники возбудителей – человек, кошки, лисы, собаки, песцы, выделяющие с фекалиями яйца гельминтов. Промежуточные хозяева – пресноводные моллюски – Bithynia laechi, дополнительные хозяева – карповые рыбы.[1]

Инвазирование человека происходит при употреблении в пищу в пищу сырой (строганина), малосоленой или слабопровяленной рыбы[1] главным образом карповых пород, пораженность которой метацеркариями достигает 100% в Оби, Иртыше и 33% в Волжском бассейне.[3] Интенсивные очаги описторхоза существуют также в бассейнах Камы, Дона, в Казахстане. Регион Западной Сибири представляет собой наиболее крупный в мире очаг этой инвазии, где паразит и его хозяева в течение многих поколений могут неограниченно долго существовать в природных условиях в составе различных биоценозов без участия человека.[4]

Всё это определяет для большинства постоянных жителей эндемичных районов высокий риск, практически неизбежность многократных заражений паразитом с раннего возраста. Случаи заболевания регистрируются у детей с первых месяцев жизни, а, начиная с 4-х лет, в отдельных районах Западной Сибири пораженность населения этой инвазией составляет 100%.[3]

Восприимчивость к инвазии всеобщая, более яркая картина наблюдается у приезжих в эндемичный очаг людей.[1]

Opistorchis felineus, паразитирующий в желчных путях человека и некоторых животных, обладает уникальными способностями к адаптации в организме окончательного хозяина. Это определяет стойкий персистирующий характер инвазии, что важно учитывать при обозначении сути медицинской проблемы и поиске эффективных способов профилактики и лечения заболевания. Инвазия служит толчком к серьезным изменениям внутренней среды организма человека, эндобиоценоза, гомеостаза. Это имеет отражение в различного рода патологии внутренних органов, существенных изменениях иммунного статуса, активации других эндогенных оппортунистических инфекций. Известно, что на фоне описторхоза большинство хронических болезней имеет свои особенности, и общепринятая терапия их оказывается безуспешной. Такие заболевания, как хронический гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, полипоз желудка, дисбактериоз, хронический панкреатит, бронхиальная астма тесно взаимосвязаны с описторхозной инвазией и не могут быть излечены без ее адекватной терапии.[5] Многие авторы указывают на взаимозависимость описторхоза и туберкулеза,[6] описторхоза и ревматизма.[5]

Патогенез и патоморфология Править

Источник раздела: Инфекционные болезни, 2001[1]

Заглоченные человеком личинки в тонкой кишке освобождаются от оболочек, через несколько часов по общему желчному протоку проникают во внутрипеченочные желчные протоки и ходы, в протоки поджелудочной железы, где спустя 2 нед превращаются в половозрелые мариты, выделяющие яйца.

Ведущими патогенетическими механизмами являются токсические и аллергические воздействия гельминтов и их метаболитов и яиц на организм человека, механическое повреждение билиарной системы, нарушение секреции и моторики желчных путей, желудка и двенадцатиперстной кишки, что способствует активизации вторичной инфекции, возникновению холангита, холелитиаза. В очагах инвазии наблюдается более высокая частота первичного рака печени, чем в свободных от этого гельминтоза районах.

Клиническая картина Править

Источник раздела: Инфекционные болезни, 2001[1]

Ранняя фаза инвазии у коренных жителей эндемичных очагов обычно бессимптомна, у приезжих лиц отмечаются недомогание, повышение температуры, аллергическая сыпь, учащенный стул кашицеобразной консистенции, боли в области печени; характерна гиперэозинофилия (60–80 % и более при тяжелом течении болезни).

В поздней фазе инвазии наблюдаются коликообразные боли в области печени и желчного пузыря, диспепсические явления, нарушение сна, головная боль, нередко – бледность, субиктеричность кожи и слизистых оболочек. У ряда больных определяется увеличение печени и желчного пузыря, болезненность в области поджелудочной железы. При биохимических методах исследования выявляются незначительное нарушение функции печени и поджелудочной железы; в гемограмме – гиперэозинофилия. У приезжих лиц наблюдаются более тяжелое течение и быстрое развитие болезни.

Осложнения и прогноз Править

Болезнь осложняется абсцессами печени, восходящим холангитом, разрывом паразитарной кисты, перитонитом, первичной холангиокарциномой и др. Описторхоз неблагоприятно влияет на течение ряда инфекционных заболеваний (шигеллез, вирусный гепатит, брюшной тиф). Прогноз серьезный – ввиду развития тяжелых осложнений.[1]

Диагностика Править

Серьезной проблемой до сих пор остается диагностика описторхоза. Полиморфизм клинической картины не дает возможности выделить какие-либо патогномоничные симптомы данного заболевания, а значит и действительную меру причастности описторхозной инвазии к многообразной сочетанной соматической патологии. Рекомендации по диагностике сводятся к «описторхозной настороженности» и тщательному сбору эпидемиологического анамнеза.[5] Но достоверным подтверждением диагноза «описторхоз» может служить только обнаружение яиц паразитов в дуоденальном содержимом или в испражнениях. Однако существует полное понимание учеными и клиницистами того факта, что отсутствие яиц описторхисов в кале и желчи даже при повторных исследованиях не гарантирует отсутствия самих паразитов в организме человека, о чем писал еще в 1891 г. первооткрыватель описторхоза В.Н. Виноградов. Это связано с периодическими изменениями биологических свойств паразита в условиях длительной инвазии и повторных заражений. Это объясняет факт позднего установления диагноза у большинства пациентов спустя годы и десятилетия с момента заражения, а также подтверждает ненадежность такого критерия в оценке эффективности терапии. До настоящего времени полностью отсутствуют какие-либо клинические критерии оценки тяжести течения описторхоза, прогноза и эффективности терапии заболевания.[4]

Лечение Править

Химиотерапия Править

Применяется хлоксил в суточной дозе для взрослых 60 мг/кг массы тела в течение 5 дней. Препарат назначают в 3 приема через 15–20 мин после еды, запивают молоком. Считается высокоэффективным применение малотоксичного празиквантель (бильтрицид) по 75 мг/кг однократно. По показаниям используют патогенетические и симптоматические средства. Контроль эффективности лечения проводят спустя 4–6 мес.[1]

Однако общепринятая терапевтическая концепция санации организма с помощью антигельминтных препаратов все больше заходит в тупик. Применение бильтрицида, как и хлоксила в прошлом, столкнулось с явлением резистентности и часто оказывается неэффективным даже при повторных курсах терапии и максимальных дозах. Показано, что в условиях риска реинвазий после антигельминтной терапии развиваются значительно более тяжелые формы болезни, нежели до лечения — вплоть до хронического активного гепатита.[7]

Большое количество рецидивов описторхоза с появлением яиц паразитов в кале через 6, 12 месяцев (и более) после «излечения» связаны не только с реинвазиями вследствие привычки населения эндемичных очагов питаться сырой или недосоленой рыбой, как указывает Н.Н. Озерецковская.[7] Важным моментом в патогенезе таких рецидивов являются эндогенные суперинвазии. Ключ к пониманию механизма таких суперинвазий, по-видимому, заключается в сфере наших знаний о латентных гельминтозах. Известны факты, что не все личинки паразитов развиваются в организме хозяина до зрелого состояния. Часть из них, проникнув в толщу слизистой, задерживаются там на более-менее длительное время, находясь в латентном состоянии. В зарубежной литературе их часто называют «ингибированными личинками». Жизненная активность таких личинок, по-видимому, приостанавливается и переходит в скрытое, близкое к анабиозу состояние, и может возобновляться в полной мере лишь в благоприятных условиях.[8] В 1953 году Т. Gibson писал, что личинки, находящиеся в латентном состоянии, побуждаются к развитию после устранения зрелых форм паразитов антигельминтным препаратом.[4]

Многие другие авторы также указывают на одновременное существование в гепатобилиарной системе больных различных генераций паразитов, отличающихся по возрасту, размерам, степени зрелости, строению матки, способности к производству яиц, активности физиологических процессов, в частности, по характеру и интенсивности питания и, что особенно важно, отличающихся по степени подверженности действию гельминтоцидных средств (9; 1; 10).[3][9][10]

Вместе с тем, несмотря на полное понимание реальности вреда и малой эффективности полипрагмазии, в клинике внутренних болезней утверждается рациональность противоинфекционной терапии «любыми средствами» (8).[11]

Химиотерапия породила проблемы резистентности, оппортунистических инфекций, «молчащих мутаций», «геномгеномного стресса» и множество других проблем. В связи с этим ставится вопрос о серьезных нарушениях экологии человека, и возникают опасения «относительно перспектив дальнейшего существование человечества без принятия экстренных и широкомасштабных мер».[12][13] Такое положение дел характеризует серьезный «концептуальный кризис» не только в терапии описторхоза, но и в мировой гельминтологии в целом.[14]

Антигомотоксическая терапия Править

Источник раздела: Биологическая медицина, 2006 г. №1[4]

В 2006 году в журнале «Биологическая медицина» (№1) описан подход к лечению описторхоза с позиций гомотоксикологии с использованием антигомотоксических препаратов. Авторами работы разработан и апробирован способ лечения описторхоза без использования антигельминтных средств, основанный на опосредованном воздействии на возбудителя через мобилизацию собственных механизмов защиты организма. Сущность данного способа заключается в том, что на фоне преимущественно вегетарианского питания, назначения энтеросорбента (энтеросгель) и эубиотика (споробактерин) использовались комплексные антигомотоксические средства:

  1. Хепель по 1 таблетке 3 раза в день сублингвально (до рассасывания), обычно в 10, 16 и 22 часа.
  2. Гепар композитум по 1 ампуле (2,2 мл) внутримышечно 2 раза в неделю.

Совместное назначение этих средств обеспечивает гепатопротективное, спазмолитическое, желчегонное, венотонизирующее, дезинтоксикационное, метаболическое действие, а также вызывает активацию систем защиты, определяя повышенную резистентность организма. Препараты назначались двумя курсами длительностью 1 месяц каждый, с месячным интервалом. Данная схема являлась базовой.

У половины пациентов (подгруппа I) базовая схема была дополнена конституциональным средством, которое подбиралось индивидуально по правилам гомеопатии и назначалось один раз в неделю в 30 сотенном разведении (в этот день другие препараты не назначались). У остальных пациентов (подгруппа II) на фоне базовой схемы был использован универсальный антигомотоксический препарат Нукс вомика-Гомаккорд (по 10 капель 3 раза в день в промежутках между приемами Хепель), включающий в себя сразу несколько конституциональных средств, наиболее типичных для больных с патологией пищеварительной системы.

Исследуемую группу составили 40 больных хроническим описторхозом, отобранных методом рандомизации и находившихся под наблюдением в 1-й Муниципальной инфекционной клинической больнице (1 МИКБ) Новосибирска и в Новосибирском научно-практическом центре традиционной медицины и гомеопатии (ННПЦТМГ) в период с 1994 по 2004 год.

Основная группа (n=40) была разделена на две равные подгруппы по методике терапии. В подгруппе I (n=20) больные получали лечение комплексными антигомотоксическими средствами Хепель и Гепар композитум (базовая схема) и индивидуально подобранным конституциональным гомеопатическим средством. В подгруппе II (n=20) лечение проводилось по базовой схеме с дополнительным назначением препарата Нукс вомика-Гомаккорд. Контрольную группу составили 39 пациентов с подтвержденным овоскопически диагнозом описторхоза, получавших стандартную терапию бильтрицидом и стандартную патогенетическую терапию и наблюдавшихся амбулаторно врачами поликлиник №1 и №7 и муниципальной инфекционной клинической больницы №1 Новосибирска. По основным показателям группы сравнения были сопоставимы.

Результаты лечения в подгруппе I Править

В подгруппе I качестве конституциональных были использованы следующие средства: Nux vomica 30, Lycopodium 30, Mercurius 30, Phosphorus 30, Arsenicum 30, Chelidonium 30, Natrium muriaticum 30, Pulsatilla 30.

Уже через месяц терапии 16 пациентов (80%) отметили резкое улучшение состояния и практически полное исчезновение исходных жалоб и симптомов болезни (рис. 4). Затем у части больных произошел возврат симптомов с последующим улучшением по окончании терапии и в ходе дальнейшего наблюдения. К концу 15-месячного срока наблюдения состояние стойкой ремиссии было достигнуто у 17 (85%) пациентов подгруппы I и сохранялось при дальнейшем наблюдении, срок которого составил в сред¬нем 42,7 месяцев.

Состояние общей реактивности отчетливо изменялось в сторону ее возрастания у наших пациентов, что проявилось в развитии у 95% (19 человек) в ходе наблюдения острых воспалительных реакций. При этом повышение температуры до фебрильных значений отмечалось у 80% пациентов, в то время как исходно, до начала терапии 60% указывали на отсутствие таких эпизодов больше 5-10 лет в анамнезе. Такая закономерность особенно четко прослеживалась у наиболее сложных пациентов. Подобные больные (6 человек) отмечали отсутствие лихорадки до 20 лет в анамнезе и не были подвержены сезонным эпидемиям гриппа и ОРВИ. На фоне впечатляющего и стойкого клинического эффекта терапии у них во всех случаях отмечались неоднократные эпизоды воспалительных и лихорадочных реакций.

Другим свидетельством восстановления общей реактивности в ходе лечения были факты возврата, или реверсии симптомов прошлых заболеваний, которые отмечались у 60% пациентов. У некоторых больных первые признаки синдрома реверсии развились лишь на 2-м году наблюдения, а средний срок их появления составил 11,3+1,2 месяца.

Результаты лечения в подгруппе II Править

Через 1 месяц от начала лечения явное улучшение состояния отметили все пациенты подгруппы II (n=20), при этом у 5 человек клинические проявления болезни исчезли полностью. К 6-му месяцу наблюдения клиническое выздоровление фиксировалось у 85% (17 человек). На 9, 12 и 15 месяце наблюдения у 5 человек произошел частичный возврат симптомов болезни. Особенно неожиданными были подобные рецидивы у 3 больных в самом конце наблюдения на фоне стойкой ремиссии сроком больше года. В итоге, у 60% пациентов в данной подгруппе было достигнуто состояние стойкой клинической ремиссии, сохранявшееся и далее до срока 19,4±1,67 мес. при общем значительном улучшении состояния у всех остальных пациентов.

Яйца паразитов, по данным гельминтоовоскопии, исчезали у половины пациентов уже через 1-2 месяца после начала лечения. Через 6 месяцев яйца описторхисов отсутствовали у 90% (18 человек). В конце наблюдения данные гельминтоовоскопии были отрицательными у 15 пациентов, таким образом, итоговая паразитологическая эффективность терапии составила 75%.

Не было отмечено увеличения частоты острых воспалительных заболеваний у пациентов подгруппы II в ходе лечения и последующего наблюдения. Из общего числа больных данной подгруппы острые воспалительные реакции были зарегистрированы всего в трех случаях, а проявления синдрома реверсии - лишь у двух пациентов.

Результаты лечения в контрольной группе Править

Через 6 месяцев после проведения терапии 43,6% (17 человек) отмечали существенное ухудшение состояния с появлением новых симптомов и/или усилением имеющихся жалоб (рис. 7). Не произошло изменений в клинической картине у 41% пациентов (16 человек). Улучшение наступило у 15,4% (6 человек). При этом яйца описторхисов отсутствовали в кале и желчи у 84,6% (33 человека). Через 12 месяцев после терапии состояние стойкой ремиссии сохранялось у 10,3% (4 человек), ухудшение отмечали 66,6% (26 пациентов) и отсутствие изменений - 23,1% (9 человек). Итоговая паразитологическая эффективность составила 56,4% (22 человека).

Сравнительная характеристика результатов лечения Править

При оценке эффективности исходов терапии с использованием критерия х2 отмечается достоверное отличие в клинической эффективности между подгруппой I (где были использованы конституциональные средства) и контрольной группой (x2=32,22 P=0,0001), а также между подгруппой II и контрольной группой (х2=16,55 P=0,001). Достоверных отличий в клинической эффективности между I и II подгруппами те¬рапии не получено.

Однако, на взгляд авторов исследования, результаты были существенно лучше при дополнительном использовании конституциональных средств. Рецидивы заболевания на поздних сроках наблюдения у некоторых больных в подгруппе II указывают на относительное ослабление защитных систем и резистентности организма к этому сроку. По-видимому, необходимо повторять курс подобной терапии, направленной на саморегуляцию через 9-12 месяцев после окончания первого курса лечения. Полезным у больных хроническим описторхозом может оказаться усиление терапии с помощью антигомотоксических препаратов с целью дополнительной, более глубокой активизации защитных систем организма (Псоринохель Н, Галиум-Хель, Хелидониум-Гомаккорд Н). Достоверных отличий в паразитологической эффективности между группой контроля и подгруппами наблюдения не отмечено.

Профилактика Править

Включает мероприятия по защите водоемов от фекального загрязнения, уничтожение моллюсков, строгий санитарный надзор за приготовлением рыбных продуктов. Запрещается употребление в пищу сырой или полусырой рыбы.[1]

Примечания Править

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 1,8 1,9 Е.П.Шувалова Инфекционные болезни — М.: «Медицина», 2001
  2. Степанова Т.Ф. Описторхоз. Новые взгляды на инвазионную болезнь, основы клинической реабилитации, методологию крупномасштабных оздоровительных работ // Издат. ТГУ. - Тюмень. - 2002
  3. 3,0 3,1 3,2 Мясоедов В.С. Эпидемиология описторхоза // Томск. - 1960
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 Биологическая медицина, 2006 г. №1
  5. 5,0 5,1 5,2 Яблоков Д.Д. Описторхоз человека // Томск. - 1979. - С.237.
  6. Степанова ТФ., Подклетнова Л.Ф. Паразитоценотические аспекты инвазионно-инфекционной патологии (описторхоз и туберкулез) // Издат. ТГУ .-Тюмень. - 2002
  7. 7,0 7,1 Озерецковская Н.Н. Подходы отечественной школы паразитологов-иммунологов к терапии паразитарных болезней // Мед. паразитология.-1998.-№2.-С. 12-15.
  8. Шульц Р.С., Гвоздев Е.В. Основы общей гельминтологии // М. - Наука.-1976.-т.3.
  9. Белов Г.Ф., Краснова Е.И., Кузнецова В.Г. О рецидивных формах описторхоза // Мед. паразитология и паразитар. болезни. 1994. - №2.-С. 19-21.
  10. Наумов В .А., Кузнецова В. Г., Федоров К.П. О рецидивных формах описторхоза // Паразитологические исследования в Сибири и на Дальнем Востоке. - Материалы межрегиональной научной конференции.- Новосибирск. - 2002.-С. 129-132
  11. Мухин Н.А., Николаев А.Ю., Тареева И.Е. // Тер.арх.-1989.-т.61.-№8.- С.3-6.
  12. Озерецковская Н.Н. Биологические аспекты терапии паразитарных болезней // Мед. паразитол. №5.-1990.-С. 21-25.
  13. Казначеев В.П., Акулов А.И. Выживание населения России. Проблема «Сфинкса XXI века»// Изд. Новосибирский университет. - Новосибирск. -2002.
  14. Бессонов А.С. Современное состояние и перспективы развития пара¬зитологии в XXI веке // Мед. паразитол.-1998.-№2.-С. 3-7.
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
Бактериозы : Коклюш и Паракоклюш • Туберкулез
Гельминтозы : Описторхоз

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.